Интервью Серенай Сарыкая для «Marie Claire». Сентябрь | 2018

— В последний раз мы смотрели тебя в сериале «Фи». Что изменилось в твоей жизни после «Фи»? Что ты почувствовала, когда он закончился?
— По-моему, «Фи» была очень ценной работой. Пока мы были внутри этого проекта, мы работали с большой любовью и вкладывали свою душу, но по прошествии времени я понимаю это ещё лучше. Я думаю, что и в глазах зрителей это так. Это правда была очень весёлая работа. Также она изменила много вещей в моей жизни. Встречаться со зрителями в цифровом мире, полностью оторвавшись от телевизионных зрителей, было очень по-особенному и в такой же степени сложно. Конечно же, было очень интересно работать в другой системе, получать опыт от уменьшения продолжительности и пришедших из-за различий в системе новшеств. Я могу сказать, что это было незабываемо.

— Думаю, что на телевидении территория свободы меньше, чем в Интернете…
— По-моему, самая важная причина, чтобы актёры тепло смотрели на цифровой мир, – это условия работы, нежели территория свободы. Потому что из-за сокращения продолжительности, ты рассказываешь свою проблему каким-то образом более коротко и рассказываешь самую суть. У тебя будут и более качественные и подходящие времена, чтобы показать своё актёрское мастерство. Поэтому действительно платформа, где каждый актёр хотел бы занять своё место, — это цифровой мир. Но я иду с телевидения, и в моей жизни будут продолжать присутствовать такие проекты. Но вот бы уже работа, которую мы делаем на телевидении, смогла бы обеспечить нас условиями, более удобными для нас. Тогда работать было бы ещё веселее.

— Надеюсь, однажды это случится. Есть сейчас какой-то фильм или сериал?
— На данный момент нет какого-либо проекта. В этом сезоне работа, про которую я сказала «давай сделаем это», не подошла мне. Я верю, что та встреча была очень важна. Очень важно, чтобы проникло внутрь. Мне нужно почувствовать смелость, которая выведет меня на этот путь, и мотивацию. Если я так не возвысилась, то я предпочитаю не делать. Но есть один фильм, который я жду с волнением – Берген. Я ложусь с Берген и встаю с Берген. Проект моей мечты…

— Вы начали съёмки фильма?
— Нет, ещё даже сценарий не до конца готов. Это действительно работа, которую я очень ценю в своей карьере. Поэтому мы не хотим торопиться. Мы очень хотим, чтобы этот проект как следует реализовался. Мы продвигаемся вперёд более уверенными шагами, привыкая к нему. Только после того, как вся наша команда усвоит его, мы сможем выйти на этот путь.

— В фильме ты будешь петь своим голосом?
— Да, я буду петь своим голосом. Стиль Берген – арабеск. Когда смотришь снаружи, то не кажется, что от меня многого ждут. Но обратная сторона волнует меня ещё больше.

— Ждём с волнением. Ты сказала: «Сценарий должен проникать внутрь меня». При чтении сценария на что ты обращаешь внимание? Что первым бросается тебе в глаза?
— По-моему, вероятно, что для большинства актёров одни из самых важных вещей – это истории и сценарий. Когда я начинаю читать сценарий, я хочу почувствовать, что читаю что-то ценное. Я хочу погружаться в мир фантазий сценариста и быть партнёром в его волнении. Если я вижу себя в сценах и даже обнаруживаю, что незаметно для себя говорю реплики с чувствами, то быстрее убеждаюсь, что смогу воплотить персонажа. Я верю, что при формировании команды необходимо, чтобы сошлась положительная энергия, потому что благодаря гармонии получаются прекрасные вещи. Каждый из нас, как актёр, обязательно силён в своих областях. Но как по мне, это по существу работа команды. Поэтому если у всех всё хорошо, то и у тебя хорошо. Я бы хотела работать на площадке спокойно, с удовольствием. С хорошей энергией…

— Ты проделываешь какие-нибудь работы для развития своего актёрского мастерства?
— Я смотрю много фильмов и сериалов, читаю книги. Слежу за новыми режиссёрами, интересными делами. В особенности я очень люблю смотреть истории других стран на других языках. Я верю, что привычки других культур, их стили вносят в мою работу разнообразие. На самом деле, я больше люблю работать в широкодиапазонных проектах. Я люблю, поставив перед собой цель, точно так же, как в «Фи», не только развивать своё актёрское мастерство, но в то же время обогащаться материально и духовно.

— Когда ты смотришь на сериалы, в которых играла раньше, ты замечаешь, что продвинулась или изменилась?
— Мы и так каждый день меняемся и развиваемся, замечаем мы того или нет. Невозможно воспрепятствовать этому. Пока ты не отказываешься от развития и перемен, тебе легче встречать жизнь, спокойнее относиться к ряду вещей. Поэтому я не боюсь ни развиваться, ни меняться. Я начала работать в этом секторе с 15 лет и на данный момент мне 28, прошло 13 лет. Когда я сейчас смотрю на первую проделанную мной работу, то, конечно же, вижу, как изменилось и продвинулось много вещей. Но я и очень счастлива этому развитию. Я благодарна всему, что привело меня к сегодняшним дням, что заставляло развиваться.

— Когда ты играла свою первую роль, что ты чувствовала? Смогла сразу адаптироваться?
— Я была абсолютно готова, как ни странно. Тогда я жила в Анталии, ходила в среднюю школу. Меня пригласили на съёмки одного фильма. Я, наверное, уже очень много раз рассказывала эту историю. В тот день, когда я впервые ступила на съёмочную площадку, я знала, что я должна это сделать. Я была очень спокойна. Я нашла то, что делает меня счастливой в этой жизни. Когда человек работает в той деятельности, которая делает его счастливым, то он всегда в хорошем расположении духа.

— К чему ты хочешь прийти в своей профессии? У тебя есть мечты на будущее?
— У всех нас обязательно есть мечты на будущее. Нельзя жить без мечты. Конечно же, цели и мечты, поставленные в детстве, по мере своего осуществления выросли вместе со мной. Своё место заняли новые мечты и цели. В данный момент я в том месте своей карьеры, где я очень счастлива. Но у меня всегда бывают мысли насчёт того, что я могу сделать в будущем. Я чувствую, что есть много вещей, которые мне нужно сделать. И это действительно прекрасное чувство. Оно всегда мотивирует меня делать ещё больше прекрасных вещей.

— Есть роль, которая напрягает тебя? Вернее, есть ли у тебя правила? Когда ты говоришь «если придёт эта роль, я не буду играть, если придёт такая роль, то сыграю» …
— Наоборот, я хочу в первую очередь сделать вещь, которую больше всего боюсь. Я никогда не говорю «я не буду делать это, я не буду делать то». Честно говоря, я не знаю. Из-за того, что в данный момент передо мной нет такого сценария, я не могу точно сказать, но когда я прочитаю, то пойму. Даже если будет что-то очень сложное, я захочу справиться назло.

— Такое ощущение, что и твой вкус в актёрстве идёт оттуда. Мне кажется, что когда ты справляешься со сложными ролями, то становишься ещё лучшей актрисой.
— Потому что при соединении твоей фантазии с фантазией писателя и режиссёра каждый раз выходит что-то новое. Ты обнаруживаешь в себе другие стороны и каждый раз находишь что-то новое относительно себя. И каждый раз играть кого-то другого, в других жизнях и многих вероятностях предоставляет тебе много возможностей. Это очень классная вещь.

— Завидовала ли ты какой-нибудь роли в сериалах, фильмах, которые смотрела до сегодняшнего дня? Есть ли персонаж, про которого ты говоришь «вот бы его я сыграла»?
— В последний период есть очень прекрасные работы. Наверняка есть много вещей, про которые я говорила «вот бы это я сыграла». Излишки профессии… Человек хочет играть всё. Но как было бы хорошо, если бы я стала Бонд-девушкой.

— По-твоему, нужно быть очень красивой, чтобы играть главную роль в сериалах? Я говорю, представляя сектор сериалов наших дней.
— Может, раньше так и было, но я думаю, что на данный период недостаточно быть хорошим в визуальном смысле. Как я и сказала, это работа команды. Очень хорошие истории могут быть провальными по причине неправильного выбора. Или совсем наоборот: проект, сделавший замечательный выбор, может быть неудачным из-за плохой истории. Следовательно, по-моему, когда все правильные элементы сходятся воедино, то мы можем говорить об успехе. И, по-моему, вещь, кажущаяся людям прекрасной и привлекательной, — это успех. Единственное, за чем я гонюсь, — это история. У меня нет проблем типа «буду играть главную роль, буду играть главный женский персонаж». Меня делает счастливой каждая работа, которую я буду выполнять с любовью и чувствуя волнение.

— Когда ты входила в этот сектор, то получала от кого-нибудь наставление? Говорил ли кто-то «делай это так, делай это сяк»?
— Вероятно, в один из переломных моментов моей жизни мы проводили первое совещание с моим менеджером – Айше Барым. Тогда в моей жизни был и модельный бизнес, и я продолжала выходить на дефиле. Это был очень волнительный период со многими заботами. Я была очень молода. Я заботилась о своей семье, и у меня были заботы о будущем. Я хотела укорениться на прочном месте. Я хотела делать всё, чтобы всё каким-то образом развивалось быстро. Айше сказала кое-что очень прекрасное: «По-моему, иди и подумай немного, что ты хочешь в этой жизни? Кем ты хочешь быть? Что сделает тебя счастливой? Ради чего ты будешь зарабатывать деньги? Зачем ты будешь выполнять эту работу? Сначала реши это». По правде, я не виделась с Айше примерно три месяца. В течение того периода после того, как я окончательно поверила, что самая большая вещь, приносящая мне удовольствие, это актёрство, то я повернула в эту сторону. Для меня это было рождением заново.

— Но это было после фильма, снятого в Анталии, верно? Ты после этого стала моделью…
— На самом деле, модельный бизнес был задолго до этого. Когда мне было 15 лет, я участвовала в конкурсе красоты для тех, кому было меньше 18, в Чехословакии. У меня в уме проносились мечты, что я могу как-то стать моделью. Но то, что смогу стать актрисой, – никогда… Эта работа с фильмами и актёрство каким-то образом так быстро и хорошо возросли вне моего контроля, словно жизнь говорила мне «ты должна это сделать». Я думаю, что нужно слушать сообщения от жизни, которые она пытается рассказать нам через кого-то или посредством ряда действий. Потому что своё желание и мечты ты отправляешь с помощью энергии. Эта энергия приходит в действие во Вселенной и превращается в действие. После того, как это действие начинает реализоваться, Вселенная на самом деле начинает работать всегда ради тебя. Мы жалуемся на маленькие проблемы, которые переживаем в течение дня, говоря «почему они всегда находят меня, почему так получилось?». Но когда мы смотрим на большую картину, то видим, что это маленькие шаги к тому, чтобы достигнуть те мечты, которые больше всего хотим. Ничего не бывает без проблем, я верю в это.

— Очень правильно. Ну а когда ты только начала работать, ты думала, что сможешь дойти до такого?
— О таком я совершенно не думала, конечно же. Это мечта. Я не могла представить, что всё будет до такой степени прекрасно. Но, слава Всевышнему, я в том месте, где очень счастлива.

— Жизнь в один момент предоставляет человеку хорошие вещи. До чего же интересно, не так ли?
— Но я думаю, что именно поэтому осведомлённость, смелость и решительность очень важны. Например, я бы не смогла принять такое смелое решение, если бы не моя мама. Но я приняла это решение и стояла на нём. Я принимала всё, что оно принесло, со всеми отрицаниями. И когда ты, будучи непоколебимым, продвигаешься на этом пути, жизнь и так даёт тебе что-то взамен. Принять решение и стоять на нём до конца – по-моему, это то, что служит причиной успеха.

— Ну а что ты думаешь насчёт кино?
— Кино очень волшебное. У меня есть один фильм, который заставляет меня чувствовать, что я могу владеть всем. Но я верю, что кино – это действительно поле мужества для актёра. И я хочу сделать очень прекрасные фильмы.

— Какой совет вы можете дать молодым людям, которые хотят стать актёрами (актрисами)?
— Успех в актёрстве, по-моему, на все сто начинается с принятия самого себя. Ошибки, дефекты, недостатки, неправильные действия… Если ты примешь себя таким, какой ты есть, то настолько открытым сможешь стать. Потому что актёрство настолько чувствительная и эмоциональная работа. От актёров ожидают что-то захватывающее, вдохновляющее. Если ты не оправдаешь это захватывающее чувство, вам нужно убрать что-то уникальное изнутри. Для этого вам нужно понять собственное состояние и со всей лёгкостью, без всяких фильтров показать своё сердце и следовать ему. Поэтому, наверное, первое, что я могу посоветовать: «Открой себя, прими себя, на все сто подтверди себя… Потом, спустя время, не думаю, что кто-то тебя сможет остановить».

— Как ты провела своё детство? Например, ты играла на улице?
— Моя мама не могла загнать меня домой с улицы. Я изначально из Анкары и моё детство прошло там. Когда мне исполнилось 11 лет, мы с мамой начали жить в Анталии. Очень счастливое и беззаботное детство я прожила. Всегда на улице, над головой полно грязи, но меня ничего не волновало, я до вечера играла. Когда я оглядываюсь назад, я вижу, как же всё было прекрасно. Вырасти и провести своё детство на улице — это очень хорошо, по-моему. Сейчас дети растут на планшетах не выходя из дома, за них я очень расстраиваюсь. Наверное, самое последнее детство в окрестностях которого мы прожили. Короче говоря, я прожила полноценное детство. Поэтому нет ничего, из-за чего я жалела бы, что потеряла бы, слава Богу.

— Я слышал, что у тебя особая связь с твоей матерью. Расскажешь о ваших отношениях? Я знаю, что между вами маленькая разница в возрасте.
— Я очень люблю свою маму. Между нами есть 20-ти летняя разница в возрасте. Когда я была маленькой, мои родители развелись, поэтому в этой жизни мы начали бороться вместе. На протяжении долгого времени мы через всё прошли вместе. То время принесло нам другую связь между нами. Из-за всего этого, у моей мамы появился очень особенный дух. Это дало мне столько всего. Некоторые очень ценные люди научили не терять ценности в моей жизни. Важность этого я осознаю каждый день ещё лучше.

— Твоя жизнь находится перед камерами, если бы этого не было, то сильно бы повлияло на твоё состояние? Ты сказала, что вступив в эту профессию, ты приняла такие ситуации.
— Именно так. Но опять же-таки, это точно жизнь не из лёгких. Как я и сказала, когда выходишь на эту дорогу — все эти шипы принимаешь. Бывают ли моменты, когда я чувствую себя очень подавленной? Бывают. Но я саму себя привожу в нормальное состояние. Например, я очень домашний человек. Остаться дома на несколько дней, наедине с собой, может сделать меня очень счастливой; что-то писать, читать, слушать музыку, иногда дома танцевать… Такие вещи меня обновляют, я ощущаю себя снова в балансе.

— Все тебя знают. Это нечто прекрасное, что тебя любят люди, но психологически это нелегко. Журналы также тобой очень увлекаются…
— Сомневаюсь, что это одна из причин для жалоб. Я никогда не хотела стоять на столь высоком месте. В наши дни эта эпоха закрыта, я думаю. Недоступные для людей больше не являются искренними. Я искренний человек. Мне нравится тесно связываться. Другая ситуация, когда вы устанавливаете эту связь с искренним человеком. Ограничение — это ничто иное, чем мучение, и становится ещё одной восхитительной частью.

— А вы нуждаетесь в профессиональной поддержке, когда живёте такой насыщенной и беглой жизнью?
— Если со мной что-то не так, то я стараюсь исправлять это. Мне нужен мой собственный путь, а также внешняя поддержка. Я считаю, что мы регулярно занимаемся спортом для нашего здоровья. По-моему, для каждого городского человека важно делать что-то ради своего психического здоровья. Я думаю об этом в целом.

— Насколько я знаю, у тебя есть своя записная книжка, куда ты записываешь свои планы? У тебя действительно есть какие-то тотемы?
— Да, есть. Я записываю вещи, которые планирую выполнить. Когда я записываю что-то, мне помогает выполнить это как можно быстрее. То есть, я осуществляю желаемое. По-моему, постоянно читать это и видеть помогает мне как можно скорее осуществить планы. Ваше подсознание движется намного быстрее, когда вы делаете такие напоминания, это повышает эффективность того, что дело будет выполнено, я так думаю. Я тоже применяю эту систему. Я верю в силу написания. Даже можно на большом листе бумаги писать, повесить в комнате, и каждый раз, когда встаешь — будешь видеть это. По-моему, очень эффективно работает.

— Что тебя раздражает больше всего?
— Зло, которое причиняют природе раздражает меня больше всего. Особенно в последнее время люди не могут защитить своё место, сохранять чистоту природы, это меня очень огорчает. Также меня огорчает несправедливость и предвзятое отношение людей. На самом деле, я очень сильно нервничаю. Я не думаю, что есть какой-то смысл, когда я злюсь. Потому что злость ничего не принесёт. Если в один момент переживаешь кризис, то это можно решить. Но когда вы нервничаете долгое время, то вы теряете себя, вы полностью разрушаетесь и тогда нет выхода. Я выбираю путь, чтобы спасти ситуацию.

КОРОТКО О СЕРЕНАЙ:
1. Твоя любимая песня за последний период?
Jain-Makeba. Всякий раз, когда я слушаю эту песню, ко мне приходит энергия.
2. Без чего не обойдётся холодильник?
Все виды сыра очень люблю.
3. Лучшая еда, которую ты готовишь?
Чечевица «Kara şimşek»
4. Твой любимый уголок дома?
Прямо перед телевизором. Это такое прекрасное место, не поднимешь меня оттуда.
5. Твой любимый цвет?
Красный.
6. Самый трогательный для тебя фильм?
Kaldırım Serçesi (Жизнь в розовом цвете)
7. Сериал, который больше всего заставляет тебя смеяться?
«The Office» со Стэйвом Кареллом. Когда у меня нет режима, я включаю и смотрю. Он никогда не вводил меня в заблуждение. Умираю от смеха.
8. Три вещи в сумке, без которых не обойтись?
У меня есть маленький комплект. Для чрезвычайных ситуаций: бальзам для губ, румяна, тушь для ресниц, крем для рук, парфюм. Без этих вещей нельзя. Конечно, и книга есть.
9. Часто используемые эмоджи?
Я обожаю весёлое эмоджи с руками с обеих сторон.
10. Если бы у тебя была супер-способность, то какая?
Я бы хотела летать. Перемещаться куда хочу и как хочу. Возможно и облучать. Как было бы прекрасно.

— Какая самая большая роскошь, которую ты можешь позволить себе в то время, которое выделяешь себе?
— Поехать в путешествие на несколько дней в одиночестве. Эта самая большая роскошь, которую я могу себе позволить. Долгое время я не могу путешествовать одна. Но это моя самая любимая вещь. Когда остаёшься с собой наедине, то начинаешь спрашивать у себя ещё больше вопросов. Потом начинаешь распутывать их каким-то образом и начинаешь отдавать себя течению Вселенной. Я думаю, что возвращаюсь с таких каникул, проведённых в одиночестве, ещё сильнее духовно.

— Ты начинаешь свой день как только встаёшь с утра?
— Я не могу начать свой день сразу с утра. Для меня очень важно хорошо выспаться. Обычно у меня не получается хорошо поспать, я всегда сплю урывками. Каким-то образом я не высыпаюсь, но когда высыпаюсь, то мой день начинается хорошо. Когда я просыпаюсь, я читаю в постели книгу один час, пью кофе. Чтобы начать день, я согреваю себя. А потом полная энергии продолжаю свой день.

— Ты всегда доверяешь себе?
— Я всегда была очень уверенным в себе человеком, благодаря моей маме. Она говорила, что самая ценная вещь, прежде всего, — быть собой. После того, как я закончила осуждать себя, приняла себя, уже не было ничего, чего бы я стеснялась или что нужно было скрывать. Тогда я начала приобретать самоуверенность. Моя мама всегда была рядом со мной. Даже если я совершу ошибку, даже если поступлю плохо, я знаю, что есть кто-то, кто поддержит меня. Ощущение этой силы делает человека свободнее и сильнее. Я думаю, что самоуверенность начинается с семьи.

— Ты занимаешься медитацией или йогой? Давай поговорим немного и о спорте, которым ты занимаешься.
— Я очень много занимаюсь спортом. Я пробовала почти каждый вид спорта с самого детства. Я годами играла в профессиональный волейбол. У нас дома все занимались спортом. Каким-то образом это вошло в привычку. Иногда я медитирую способами, которые разработала сама. Иногда послушать любимый альбом, написать что-нибудь, танцевать дома, как сумасшедшая, иногда ничего не делать, получая опыт того момента… Я разрабатываю свои методы. Не только потому что я работаю в этой профессии, я чувствую потребность в этом из-за того, что мы живём в такой большой системе, из-за того, что мы живём так быстро. Я чувствую потребность в том, чтобы остановиться. Я думаю, что сущность медитации и так в этом. Отрешившись от всей этой суматохи, остаться в этом моменте…

— А какие у тебя привычки в питании?
— На самом деле, у меня нет привычки в питании говорить «это не ем, это я не должна есть, это прибавляет килограммы». Но я могу сказать, что действую слушая себя. Даже если я не ем три раза, то когда проголодаюсь, кушаю хорошо за один раз. А другие разы стараюсь есть что-то лёгкое. Никогда не пренебрегаю фруктами. Очень внимательна за тем, чтобы есть зелень и овощи. Как-то я нашла свой ритм тела. Вечером после восьми я однозначно не ем. Не ем сладкое вечером. После определённого часа не ем незрелые фрукты, овощи. В день позволяю себе только три раза пить кофе, примерно. Вообще-то у меня, оказывается, довольно много критериев. (смеётся). Даже если я не всегда всё привожу в исполнение, иногда соответствую, иногда, конечно, бросаю.

— Что ты делаешь, как только заходишь домой?
— Сразу же занимаюсь своими собаками. У меня есть две собаки. Они очень скучают, когда меня весь день нет дома. Поэтому, как только я захожу домой, то первая вещь, которую я делаю, — провожу с ними время. Но ещё я люблю, как только захожу, раздеваться и переходить в домашний пижамный режим. Я сразу же смываю макияж, переодеваюсь. Стягиваю носки. И потом мне становится уютно.

— У тебя есть ритуалы по уходу за кожей?
— У меня есть привычки с детства. Утром и вечером я обязательно очищаю лицо. У меня есть дневной пилинг. Я стараюсь иногда ходить на чистку кожи. Но я думаю, что качество кожи прямо пропорционально питанию. Говорят же «ты то, что ты ешь»… Правда, если ты будешь плохо питаться, то это сразу же повлияет на качество твоей кожи.

— Давай поговорим немного и о любви. Твой парень Керем Бюрсин тоже очень хороший актёр. Какие, по-твоему, преимущества и недостатки того, что вы оба актёры?
— Мы вместе почти три с половиной года. На самом деле, по-моему, хорошие отношения – это искусство управляться друг с другом. И у нас, конечно же, как у двух актёров, бывают точки затруднения. Но мы нашли прекрасный баланс. Мы в жизни друг друга в рамках понимания, любви и уважения. И это способствует тому, что мы можем преодолеть все сложности.

— Вы комментируете работы друг друга, когда смотрите их?
— В этой теме мы до последнего честны и объективны. Мы честно комментируем, не чтобы подбодрить друг друга.

— Керем Бюрсин некоторое время жил в Америке. Создаёт ли эта ситуация какие-то отличия в культурном смысле?
— Керем, на самом деле, не такой уж американец. У него была возможность пожить во многих местах мира. И да, у него имеются различные отличающиеся отражения, приобретённые из-за культур, в которых он жил. Много того, чего я не знала, я узнала от него. Есть много сторон, которые я нахожу смешными в нём. А он находит смешными некоторые мои арабескские стороны. Но это, как я и сказала, создаёт прекрасную динамику. Мне это очень нравится.

— Вы долгое время сотрудничаете с Мави. Поговорим немного об этом. Сколько уже лет прошло?
— Мы работаем с Мави 3 года. Мы вместе шесть сезонов, и идёт уже четвёртый год. Есть много вещей, которые я могу сказать, но, прежде всего, я бы хотела сказать, как сильно я их люблю. Я вижу их как часть своей семьи. Как будто не может быть Серенай без Мави, Мави без Серенай. В начале моей карьеры они словно коснулись меня волшебной палочкой и сделали «it girl». В то время носить такое было уникально. Сейчас возвращаться снова как их икона – очень особенное чувство, и в этот раз ещё более волнительно для меня. Потому что эта новая коллекция была подготовлена под вдохновением моего гардероба. Я с волнением жду рекламного фильма. Мы увидим его на экранах, начиная с этого месяца.

Loading...

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. хорошее интервью. и видно — глубокий человек. не попрыгунья. очень понравилось её замечание о краткости сериалов. жаль. что ни авторы. ни зрители не замечают насколько теряется качество всего. когда напридумывается на каждый сезон

Оставьте комментарий: